Народное Вече

  • Главная
    Главная Страница отображения всех блогов сайта
  • Категории
    Категории Страница отображения списка категорий системы блогов сайта.
  • Теги
    Теги Отображает список тегов, которые были использованы в блоге
  • Блоггеры
    Блоггеры Список лучших блоггеров сайта.
  • Блоги групп
    Блоги групп Страница списка лучших командных блогов.
  • Авторизация
    Войти Login form

Цены вырастут и намного.

Добавлено : Дата: в разделе: События и Размышления
  • Размер шрифта: Больше Меньше
  • Просмотров: 74
  • Подписаться на обновления
  • Печатать

1

Вице-премьер Аркадий Дворкович заявил: «Резкого роста цен нет. Но какое-то повышение цен возможно накануне новогодних праздников, оно идет. Инфляция в этом году выше, чем предполагалось». По его словам, с учетом снижения курса рубля повышение цен на ряд продовольственных товаров было практически неизбежным, но все-таки скачков ожидать не стоит. Товарищ Дворкович не врун. Просто он говорит правду на бюрократическом языке. И поэтому его нужно переводить на повседневный русский. Когда большой начальник говорит вам, что значимого роста цен не будет, потому что правительство постарается, это означает, что рост цен будет и будет ощутимый. 

Давайте посмотрим, что же делает правительство Медведева, на заботы которого ссылается товарищ Дворкович? Правительство Медведева подготовило бюджет, который будет и подписан, и все будет в порядке. Стержень бюджета для нас с вами – это так называемый налоговый маневр. Он заключается в том, что вот сейчас, когда добывается нефть и из нее делается бензин, нефть налогооблагается дважды. Сначала при добыче взимается налог на добычу полезных ископаемых, а потом при ее экспорте взимается экспортная пошлина. Так вот, экспортную пошлину снизят, а налог на добычу полезных ископаемых повысят. Смысл для нас с вами? Нефть внутри страны станет дороже. Соответственно, цены на бензин вырастут, по оценкам, на 14-15 %, и эта оценка достаточно оптимистична.

 

1

В прямом эфире радио "Комсомольская правда" наш ведущий Антон Арасланов обсуждает с доктором экономических наук Михаилом Делягиным, какие последствия могут быть в резльтате девальвации рубля и продолжится ли падение национальной валюты.

Арасланов:

- Меня зовут Антон Арасланов. Вместе со мной в студии Михаил Делягин, доктор экономических наук. Это «Час Делягина». Михаил Геннадьевич, здравствуйте.

Делягин:

- Здравствуйте.

Арасланов:

- Читаю на ИТАР-ТАСС заявление вице-премьера Аркадия Дворковича: «Резкого роста цен нет. Но какое-то повышение цен возможно накануне новогодних праздников, оно идет. Инфляция в этом году выше, чем предполагалось». По его словам, с учетом снижения курса рубля повышение цен на ряд продовольственных товаров было практически неизбежным. «Здесь даже не эмбарго повлияло, а курс как таковой. Но думаю, что все-таки скачков ожидать не стоит». Вот такой оптимистичный прогноз.

Делягин:

- Там есть еще, как мне рассказывали, еще кусочек, что правительство поработает, что оно постарается, поэтому цены расти не будут.

Арасланов:

- Примет меры для предотвращения скачков цен.

Делягин:

- Я исхожу из того, что всегда нужно понимать, что вам говорят и на каком языке. Товарищ Дворкович не врун, он правду говорит. Просто он говорит правду на бюрократическом языке. И поэтому его нужно переводить на повседневный русский. С чем это можно сравнить? Когда у нас после войны стали учить английский язык, один комментатор, Озеров, по-моему, объяснял, что thank you very much – это легко запомнить, потому что «Сенька, бери мяч». Когда вам говорят thank you very much, не нужно понимать это на русском языке как «Сенька, бери мяч». Нужно это понимать на английском языке. То же самое с бюрократическим языком. Когда большой начальник, а вице-премьер Российской Федерации – это большой начальник, говорит вам, что значимого роста цен не будет, потому что правительство постарается, как старается правительство Медведева, мы знаем хорошо, во всех деталей, на миллионе разных примеров. Москвичи могут много на что посмотреть. Это означает в переводе на русский язык? С моей точки зрения, я, конечно, лингвист не особый, но тем не менее, - что рост цен будет и будет ощутимый. Вот просто будет очень конкретно ощутим для всех.

Арасланов:

- Прямо на 180 градусов какая-то такая лингвистика у вас интересная получается.

Делягин:

- Давайте посмотрим. Нам все официальные лица говорили про инфляцию в этом году 6 % и ниже. Потом госпожа Набиуллина нам рассказывала про инфляцию в 8 %, не больше. Когда она уже в тот момент была такая, что возникало ощущение, что в Банке России не умеют пользоваться калькулятором. Сейчас господин Дворкович нам рассказывает, что роста цен не будет. Но «мы-то знаем, что этот остров необитаем». Мы-то знаем, что если начальство говорит с трибуны что-нибудь этакое, то вот это, то, о чем оно говорит, что этого не будет, будет точно, сто процентов. Это все знают, начиная с Бориса Николаевича Ельцина, который нам накануне дефолта 1998 года клятвенно распинался, что все будет в порядке, даже до него, это еще со старых советских времен примета.

Давайте посмотрим, что же делает правительство Медведева, на заботы которого ссылается товарищ Дворкович? Правительство Медведева подготовило бюджет, который будет и подписан, и все будет в порядке. Стержень этого бюджета отнюдь не урезание средств на что-то и обиженные всегда вопят громче всех. Нет. Стержень бюджета для нас с вами – это так называемый налоговый маневр. Он заключается в том, что вот сейчас, когда добывается нефть и из нее делается бензин, нефть налогооблагается дважды. Сначала при добыче взимается налог на добычу полезных ископаемых, а потом при ее экспорте в сыром виде, если она экспортируется, взимается экспортная пошлина. Так вот, экспортную пошлину снизят, а налог на добычу полезных ископаемых повысят. Смысл для нас с вами? Нефть внутри страны станет дороже. Соответственно, бензин, который из нее делается, станет дороже. Если бы у нас была экономика спроса и предложения, да, ограниченный спрос повлиял бы на цены. Но тогда они не были бы такими высокими, как сейчас. Сейчас у нас экономика произвола монополий. Соответственно, цены на бензин вырастут, по оценкам, на 14-15 %, и эта оценка достаточно оптимистична. Она высказывается заранее.

Арасланов:

- За какой срок?

Делягин:

- Вот в результате этого налогового маневра. Понятно, что они вырастут не за один день. Потому что монополисты будут повышать цены заранее, чтобы слишком резкого скачка не было. А заранее, учитывая, что новый налог вводится с 1 января,  это до 1 января, как раз сейчас. Вот вам 14-15 %, которые, по товарищу Дворковичу, не являются высоким ростом цен. Раз. Второе. Нам уже прожужжали все уши, только вот G20 отвлекла от этого чудесного события, что, оказывается, в Алтайском крае заледенела почва. Поэтому урожай гречки будет низкий. Я сразу вспомнил советское время, когда нам про плохие погодные условия в Нечерноземье рассказывали, в том числе и проживающим в этом самом Нечерноземье, практически круглые сутки. Чтобы оправдать плачевное состояние сельского хозяйства. Сейчас рассказывают в несколько иных целях. Да, безусловно, есть оледенение почвы, в результате которого урожай в значительной степени погиб. Именно гречки. Именно в Алтайском крае. Это правда.

Но давайте вспомним 2010 год, когда была дикая засуха. Конкретно гречки был неурожай два года подряд. Гречки не было вообще. Продавалась какая-то труха, которая именовалась китайской гречкой. Никто не разобрался, что в Китае под гречкой понимают то, что мы считаем сорняком. Цены выросли в 3,5 раза за несколько месяцев. И даже больше. И при всем этом вдруг потом выяснилось, что, оказывается, гречка очень хорошо хранится на складах. И гречкой прошлых урожаев были забиты все склады страны. И этот дефицит был организован абсолютно искусственно торговыми монополистами, точно так же, как в свое время, в феврале 1917 года, был торговыми монополистами искусственно организован дефицит продовольствия в Петрограде. Кончилось Февральской революцией.

И сейчас, когда мы глядим на наших выдающихся деятелей бизнеса и выдающихся наших либералов, а товарищ Дворкович относится к либеральному клану, - возникает ощущение, что многие из них совсем не отказались бы не только от того, чтобы устроить нам новый 2010 год на рынке гречки. Я напомню, что тогдашний президент Медведев всем рассказал, что это спекуляция, никаких реальных оснований для кризиса не было. Но никого так и не наказали. И возникает ощущение, что они не отказались бы не только от нового 2010 года с кризисом гречки, но и от новой Февральской революции они бы тоже не отказались.

Арасланов:

- Аркадий Дворкович заявил, что правительство Российской Федерации готово предпринять оперативные меры для того, чтобы предотвратить скачки цен накануне новогодних праздников.

Делягин:

- А чего же оно тогда не предприняло их раньше? Что мешало правительству России? Нам премьер медведе рассказывал чудесно, как они тщательно и напряженно продумали все нюансы введения контрсанкций. Я честно говорю, что контрсанкции должны были быть, с моей точки зрения, намного большими по масштабу. Но то, что сделано, это классический удар молотком даже не по пальцу, а по голове. Правда, судя по всему, голова такая, что ей это не повредило. Напоминаю последствия тщательно продуманных контрсанкций, по господину Медведеву. Во-первых, забыли про существование славных регионов, которые в очень большой степени снабжаются продовольствием именно из санкционных стран, – Крыма и Калининградской области. Если Крыму более-менее пришлось нормально, потому что продовольствие, которое поступает туда с Украины, и так все контрабандное, а санкции на контрабанду по понятным причинам не распространяются, то Калининграду пришлось очень и очень туго. Тщательно продумав все нюансы, как рассказывает нам премьер Медведев, правительство Медведева забыло не то что посоветоваться с партнерами по Евразийскому союзу будущему, по Таможенному союзу, но даже не поставило их в известность. Что, вообще-то говоря, является грубым нарушением, после которого неплохо было бы съездить и извиниться. В результате этого белорусы сильно задрали цены на все товары, которые поставляются в Калининград. Просто потому, что это невежливо.

Арасланов:

- Не могли же они не говорить об этом?

Делягин:

- Заранее мы должны были посоветоваться, по правилам Таможенного союза. Но в любых условиях нужно было предупредить.

Арасланов:

- Не в уведомительном порядке?

Делягин:

- Нужно было предупредить. Они об этом узнали, как и все остальные, из официальных сообщений. Дальше. Наше замечательное правительство ввело санкции на товары, которые уже были оплачены, но еще не поступили на территорию России. Дико наказав тем самым бизнес, который здесь ни при чем. Это те самые товарищи либералы, которые бизнесом клянутся и делают все, вплоть до, с моей точки зрения, уничтожения страны, для его блага. А здесь его наказали на совершенно безумные деньги. И, наконец, самое главное. У нас монополизирована экономика. Это очень плохо. И за это правительство тоже несет свою ответственность. Но в каждый конкретный момент времени, совершая те или иные действия, можно подумать, что монополист реагирует на все по принципу Псаки. Дженнифер Псаки в свое время сказала, что я не знаю ничего, отвечая на какой-то вопрос, но виновата Россия. Монополист реагирует точно так же. Что бы ни случилось, что он знает, что он не знает, он на все реагирует одинаково – повышением цен. Правительство должно было провести превентивную подготовку к этому? Должно было, но не провело. Тщательно все продумав. Результат – скачок цен на ровном месте. Естественно, задрали цены даже российские производители, против которых никаких санкций не вводилось. О том, как замечательно работает правительство Медведева.

А товарищ Дворкович – это вообще чудесный человек. Ему принадлежит лучшая фраза, сказанная в 2000-е годы про экономическую политику России. Звучит фраза так: «Россия должна платить за финансовую стабильность США».

Арасланов:

- Ух ты!

Делягин:

- Вот так. Он это мельком сказал. В принципе, нельзя придираться к словам, потому что, если придираться к нашим с вами словам, то можно тоже нарыть много всего. Но эта цитата не была никогда опровергнута – раз. И самое главное, вся политика правительства Медведеваполностью соответствует этой цитате. Потому что у нас уничтожается социальная сфера в стране, уничтожается здравоохранение даже в Москве. У нас дети, я не говорю про пенсионеров, дети умирают с официальным диагнозом «нехватка бюджетных средств» каждый месяц, может быть, даже каждый день, о которых так трогательно все заботятся, либо бы их кто-нибудь не усыновил неподходящий. В то самое время, когда за первые 10 месяцев этого года неиспользуемые остатки средств на счетах федерального бюджета выросли более чем на 2,5 трлн. рублей. И превысили 9,3 триллиона рублей по состоянию на 1 ноября. Я езжу по России, регионы воют: физически нет денег. Так иногда по душам с каким-нибудь чиновничком поговоришь, так некоторым даже воровать нечего. До такой степени дошло! А федеральный бюджет захлебывается от денег. Почему? А он эти деньги выводит и вкладывает в Резервный фонд и Фонд национального благосостояния. Из 9,3 трлн., которые валяются без движения. 7,3 трлн. в основном в валютном эквиваленте вложены в финансовые системы тех самых стран, которые ведут против нас холодную войну. Господа, если это не измена Родине, то, наверное, это экономическая политика правительства Медведева, правда? Они же не имеют друг с другом ничего общего, хотя внешне выглядят абсолютно одинаково. Теперь возвращаемся к ценам.

Арасланов:

- С другой стороны, нельзя же их прямо взять и вынуть сейчас обратно?

Делягин:

- Почему? Я был на прошлом Валдайском клубе, и нам президент Путин рассказывал о кризисе 2008-2009 годов. Рассказывал вещи, специалистам довольно хорошо известные. Но очень интересно было его отношение к словам. Он рассказывал о том, что вот нам понадобилось вынуть деньги из американских ценных бумаг, и с каким-то изумлением, удивлением таким легким сказал: мы вынули – никаких проблем не было. Это правильно. Потому что, если американцы заблокируют эти деньги, то в их ценные бумаги больше никто никогда не вложится. Это значит сделать себе харакири. Понятно, что нельзя вывести в один день 230 млрд. долларов или 280 млрд. долларов со всего мира. Понято, что невозможно. Но выводить по кусочку, по графику – можно, и мы выводили. Это несложно. Важно, что эти деньги должны служить России, а не нашим стратегическим конкурентам. Да еще таким, которые устраивают публичные обструкции нашему же президенту. Как это объяснить? Что президенту России жмут руку официально, со словами чуть ли не матерными, после которых все, что можно сделать, это дать в морду, извиняюсь. Он человек вежливый, выдержанный.

Арасланов:

- Хотя и обладает навыками боевых единоборств.

Делягин:

- Повезло канадскому премьеру с российским президентом, я бы так сказал. А правительство этого же самого президента в это время этих самых людей, которые устраивают кошачий концерт, спонсируют, по сути дела. С какого перепуга, с какого перепоя, коллеги? Это как если бы Советский Союз во время Карибского кризиса финансировал бы американскийПентагон, чтобы тому попроще было бомбить Кубу. И так далее. Возвращаясь к ценам, мы сейчас еще завернем на «большую двадцатку». Мы начали говорить о ценах по отдельным товарам. А можно еще соль вспомнить. Нас же монополисты официально предупредили, что, ребята, ку-ку, соль-то вся украинская! На самом деле она не вся украинская. На самом деле мы получаем чуть больше четверти соли с Украины, и там производство развалилось просто физически. А чуть меньше четверти мы получаем из Белоруссии. И, в принципе, любой нормальный хозяйственник уже давным-давно, сразу после нацистского переворота в Киеве, спокойно и тупо переориентировал бы все заказы, какие можно, на Белоруссию. Я уж не говорю про развитие нашего производства.

Потому что при нашем налоговом режиме, при нашей чудесной организации транспорта, при нашем великолепном менеджменте и правоохранительных органов… Знаете, у людей воруют машину вместе с ребенком. Угоняют машину вместе с ребенком. И правоохранительные органы предъявляют претензии родителям. Занавес, коллеги! Что еще можно сказать об этих правоохранительных органах аудитории, в которой присутствуют женщины? Наверное, только то, что бывают правоохранительные органы и похуже - смотри на Украину. Украина – наша спасительница в ее нынешнем виде. Потому что, глядя на нее, я был в Крыму, я разговаривал с очень… Крым – это наша управленческая катастрофа. Еще раз съезжу – сделаем отдельную передачу. Я разговаривал с людьми, которые рассказывали даже не как все плохо, просто глупости какие-то. И я четверых людей спрашивал: ребята, ну как? Может, на Украине-то лучше было? Два раза мне из уважения попытались набить физиономию. Украина – это пример, который сейчас оправдывает всё. Даже российские правоохранительные органы, может быть, отчасти, кое-где, кое-как.

Но я понимаю, что из-за всего этого клубка - незащищенности собственности, пересмотра итогов приватизации, а «Башнефть» - это очень страшно. Это раскрытие ящика Пандоры. Я не против того, чтобы открывать ящик Пандоры, но это нужно делать сознательно. Нужно понимать, что мы делаем, открывая этот ящик. Так вот, на самом деле я за пересмотр итогов приватизации. Я считаю, что недра должны кормить народ и должны принадлежать государству. Но это не нужно делать в таком режиме, как это было сделано с «Башнефтью». Нужно делать системно, корректно, не разрушая управления и не сажая, по всей видимости невинных людей, пусть даже и под домашний и исключительно мягкий, но все равно арест.

Расскажу историю про соль. Солевой ажиотаж 2006 или 2007 года, не помню уже. История была потрясающая. Кошмарило всю Центральную Россию. Не только ее, по-моему. Началась она с того, что маленькая пиарная фирмешка получила заказ на освещение открытия нового магазинчика в небольшом городе. В небольшом городе уже было три магазинчика, необходимость четвертого была неоднозначна. Но нужно было объяснить людям, что этот магазин их спасет от всего, чтобы они пошли именно туда. Как это сделать? Показать, что имеющихся трех магазинов недостаточно. Как это показать? Организовать дикие очереди. Люди наняли бабушек и отправили их в магазины стоять в очереди, чтобы все всё поняли.

Арасланов:

- Да ладно!

Делягин:

- Да. Пиарщики были московские. Они были людьми достаточно обеспеченными. И они не поняли, что бабушки в регионе живут очень бедно. А раз я стою в очереди, раз я получаю денежки за организацию очереди, я же должен что-то покупать на кассе. А что покупать на кассе в магазине? Жвачку – как-то неудобно. И бабушки, некоторые из которых еще войну помнили, послевоенное время, стали покупать тот товар, который был самый дешевый. Это была соль. Люди, глядя на это, поняли, что бабушки что-то знают. А когда вы что-то знаете, но назвать причину не можете, и при этом ведете себя строго определенным образом, то что бы вы ни говорили, вы убеждаете собеседника в том, что всё, кирдык, конец. Реально кошмарило всю Центральную часть России. Это была реальная политическая проблема, насколько взлетела цена соли – я уж не говорю.

Арасланов:

- Раз в 10-12.

Делягин:

- В моей семье запасы соли, которые мы сделали в 1987 году, когда Михаил Сергеевич Горбачев объявил хозрасчет и прочие радости жизни, после чего рынок потребительский немедленно сдох, вот мои родители, войну помнившие очень хорошо, они немедленно сделали запасы. В частности, соль кончилась в 1994 году. До сих пор где-то лежит блок спичек. Пол-ящика водки у меня стоит с того времени. И так далее. С тех времен я знаю, что лучший способ лечения гриппа, самый надежный – это промывать нос хозяйственным мылом, черным, в брусках. Правда, 90 % населения предпочитают грипп, а не хозяйственное мыло в нос, но тем не менее. Это лекарство абсолютно надежное. Лучше всех арбидолов и всего остального.

Возвращаясь к соли. Если бы государство хотело защитить потребительский рынок, я уж не говорю про каких-то там граждан, от взлета цен, оно просто спокойно и меланхолично переориентировалось бы на белорусскую соль. Я понимаю, что свое производство развивать сложно. Для этого нужно быть чуть-чуть лучше. Но для того, чтобы покупать не у дяди Васи, который сошел с ума, а у дяди Сережи, который хочет заработать и работать умеет очень хорошо, в общем-то, особенного интеллекта не нужно. Если государство до сих пор этого не сделало, то вполне возможно, что готовится очередная спекулятивная атака, уже не на уровне маленькой пиарной фирмешки в районном центре. А что-нибудь посерьезнее. Может быть, нет. Но ситуация, когда у людей есть деньги, есть огромное, заслуженное четвертью века национального предательства доверие людей к государству, потому что, когда было воссоединение с Крымом, у всех был когнитивный диссонанс.

Я не верю своим глазам и ушам. Это как, это вот эти люди без всякого принуждения, без пистолета, приставленного к виску, как это было во время войны с Грузией, вдруг начали исполнять свои служебные обязанности да еще и делать это хорошо? В результате этого у нашего замечательного руководства до сих пор кредит доверия круче, чем был у Гайдара в 1992 году. Правда, сделают они с этим кредитом, боюсь, примерно то же самое, что и Гайдар сделал. И по тем же самым причинам. Но тем не менее, когда нам говорят, что роста цен не  будет, это значит, что ни в коем случае нельзя впадать в панику, ни при каких обстоятельствах. Нужно просто спокойно, меланхолично, с ясной головой, не впадая ни в какие эмоции вообще, ориентироваться на существенный рост цен и готовиться к тому, что по отдельным позициям он действительно будет ощутимым.

Я очень хочу ошибиться. Но, во-первых, я знаю многих из этих людей. Типун мне на язык в прямом смысле слова. А во-вторых, я исхожу из того, что в нашей стране неожиданность имеет право быть только приятной.

Арасланов:

- Давайте принимать телефонные звонки. Александр, здравствуйте.

Александр:

- Я внимательно слушаю вашего оппонента, он говорит красиво, умный человек. Я звоню из Хабаровска. Это не Москва, это уже почти Китай. Это уже не Россия. Но факт, что я солидарен с ним во всем.

Делягин:

- Спасибо большое, Александр из Хабаровска. Хоть и назвал меня оппонентом.

Арасланов:

- Хоть и назвал это уже не Россией.

Делягин:

- С Хабаровском все тяжело на самом деле. Потому что, к сожалению, наша политика такова, что Дальний Восток, Забайкалье и часть Сибири принадлежат Российской Федерации просто потому, что Китай не хочет их брать. Вот так. Донецкая и Луганская народные республики являются независимыми государствами или протогосударствами, потому что Российская Федерация не хочет с ними воссоединяться. Вот точно так же Дальний Восток принадлежит нам, потому что Китай не хочет его брать. Потому что так, как сейчас, Китаю лучше, проще, понятней, спокойней, нормальней, цивилизованнее. Но вот если бы китайцы захотели взять наши территории, боюсь, что пришли бы и взяли. Потому что 100 тысяч граждан Российской Федерации уже живет в Китае. Не потому, что там что-то, а потому что там просто лучше жить, чем через границу. Огромное явление, когда люди сдают свои квартиры в городах вымирающих, типа Благовещенска, переезжают через речку, снимают там у китайцев. Когда спрашиваешь: как вам здесь? – они говорят: конечно, кругом китайцы, это довольно сложно, другая языковая среда. Китайцы – очень этничное общество. Но ты понимаешь, здесь есть порядок, есть правила и здесь нет такого безумного произвола монополий, как у нас.

Арасланов:

- Это аргумент. У нас телефонный звонок. Генрих, здравствуйте.

Генрих:

- Здравствуйте. Как всегда, с удовольствием слушаю передачи с участием Михаила. У меня, как сторонника теории заговора, такое чувство, что чиновниками по умыслу или недомыслию подготавливается почва для майдана в России. А вы как считаете?

Делягин:

- Знаете, а чего тут думать? И так всё видно. Обычный чиновник заинтересован в том, чтобы неприятные темы не обсуждать. Что мы видим последние полгода? Чиновники наперебой, именно чиновники либерального клана, бросаются на экране телевизоров, в газеты и обсуждают самые неприятные вещи. В 2018 году планируется повысить подоходный налог. Истерика по этому поводу была в 2014 году. Огромное количество тем, которые можно было спрятать. И такое ощущение, что действительно осуществляются сознательные либеральные диверсии для того, чтобы раскачать ситуацию. Уничтожение здравоохранения в Москве. Простите, пожалуйста, я понимаю, что Москве денег не хватает, при таком-то управлении никогда денег хватать не будет. Москва – самый богатый регион России. Я понимаю, что многие больницы находятся близко от центра, и хорошо бы их, по примеру Саакашвили, ликвидировать и продать. И деньги как-то, наверное, даже без коррупции, может быть, на что-нибудь использовать. Но это же делается настолько демонстративно и разрушительно. Когда объединяются школы с детскими садами. Когда объединяются четыре школы, и в результате в них линейка растягивается 1 сентября с 8 до 9.30 утра. Потому что директору нужно везде побыть. Это можно списывать на идиотизм. Но ведь глупых людей у нас в государстве не так уж много держат.

Арасланов:

- Сергей нам написал: «Что происходило в Белоруссии в 2011 году? Не похож ли наш кризис на тот?»

Делягин:

- Нет, знаете, не похож. Просто абсолютно разные ситуации. Единственное, что сходится. Высшее руководство страны было полностью отвлечено на политические проблемы. На самом деле в декабре 2010 года, когда были беспорядки в Минске, во время выборов президента, это была реально попытка госпереворота. Там помимо возмущенных граждан Белоруссии были очень хорошо обученные, по крайней мере две группы, одна из этих групп штурмовала здание. Все говорили тактично: здание правительства или парламента. Но смысл был в том, что именно в этом здании именно в то время работал Центризбирком, который считал голоса. Если бы они туда ворвались, если бы им это удалось сделать, причем там были все правильные камеры, там было грузинское телевидение и так далее, они немедленно провозгласили бы новое правительство. И, как говорили некоторые дипломаты европейские в частных беседах, сидевшие в Минске, у них уже тогда была команда немедленно признать это правительство. Один дипломат это сказал. Я не могу сказать, кто, потому что я просто человека хорошего подставлю. Но это было.

Естественно, Лукашенко занимался все последующее время вопросом, что же это было. А вторая группа в масках избила очень жестоко одного из оппозиционных кандидатов. Так, что он потом провалялся в больнице с проломленной головой долго. Это было не КГБ, потому что КГБ в Белоруссии не закрывает лицо, даже если его в упор снимают, а потом выкладывают это в YouTube. Они в то время были еще люди дикие, извините, не понимали, зачем это все делается. И на своей территории они совершенно не думали, зачем нужно чего-то закрывать. Это была грамотная провокация. Лукашенко искал, кто же это организовал, как это было сделано. Судя по всему, не нашел. Но один человек может заниматься одновременно только одним серьезным делом. Когда все государство замкнуто на одного человека, оно становится парализовано в отношении второй опасности.

У нас, между прочим, в этом отношении ситуация похожая. Потому что все замкнуто на одного человека. Это порок системы. Еще товарищ Сталин показал, что так нельзя, - наглядно, публично. Один человек занят решением проблемы, связанной с Украиной. Хорошо или плохо – это другой разговор. Но он занят. И, когда речь доходит до экономики, то есть экономист Кудрин, все вопросы туда. А то, что этот экономист и некоторые другие подобного рода либеральные деятели могут желать, чтобы в России случилось то, что случилось на Украине, это как бы выпадает из сознания. В остальном всё разное, база разная. Потому что экспорт Белоруссии, ну да, незначительный объем нефтепереработки из нашей нефти. Может быть, тогда был какой-то небольшой реэкспорт нефти. Каменная соль – да. «Белкалий» - да. Немножко машиностроение – да. Но никто в Белоруссии от денег не захлебывался, как федеральный бюджет захлебывается сейчас и захлебывался тогда. Совершенно другое ресурсное обеспечение.

У Белоруссии значительно меньше, на порядок ресурсов меньше, чем у нас. И они на порядок лучше их используют. Если бы председатель Национального банка Белоруссии заявил бы, как госпожа Набиуллина заявила тут недавно, что мы отпустили курс рубля и надеемся этим отпугнуть спекулянтов, ну, в переводе на русский: мы пустили козлов в огород и надеемся этим их отпугнуть от капусты, -  такой председатель Банка Белоруссии просидел бы на своей должности минут тридцать, пока товарищ Лукашенко дочитывал бы утреннюю газету. После этого его заменили бы на кого-нибудь более компетентного, он поехал бы в техникум преподавать устройство пылесосов. Или что-нибудь в этом духе. То, что соответствует уровню его компетенции.

У нас сейчас все связано не со слабостью экономики. Да, нефть подешевела почти на 30 %. Вообще-то говоря, в годовом, за первые десять месяцев, по отношению к первым десяти месяцам прошлого года, она подешевела на 4,4 %. Мы говорим о 30 % по сравнению с серединой июня, когда был пик. А так минус 4,4 %. С другой стороны, понятно, что если она будет 80-85, если бы в Белоруссии кто-нибудь сверстал бюджет следующего года, исходя из 96 долларов за баррель в ситуации, когда понятно, что будет 80-85 долларов за баррель, все, на что он мог бы рассчитывать, это на то, что ему удастся в суде доказать свою временную невменяемость. Это не было сознательным вредительством, а это было, что называется, помрачение нашло. Бес попутал. И так далее. Я думаю, что, может быть, и доказал бы в суде. И, может быть, избавился бы от наказания. Но во всяком случае, рассчитывать на продолжение банкеты, на сохранение в должности этому бы человеку не пришлось, я думаю, никогда бы больше.

Не говоря уже о том, что люди, которые, вот смотрите, есть дурацкая инициатива – повысить налог на малый бизнес. Обложить часть малого бизнеса заведомо нереальными платежами 6 млн. рублей в год. Понятно, что это значит – закрыть. Никакой нормальный чиновник не будет это обсуждать заранее, просто чтобы не выглядеть, извиняюсь, не совсем вменяемым человеком, чтобы не дискредитировать начальство. А вот если стоит задача дискредитировать начальство, расшатать нервы обществу, чтобы он вышло на майдан, устроило госпереворот и помогло госперевороту, тогда ровно так и надо действовать, по учебнику, это в учебниках написано. Я не могу цитировать названия и авторов, к сожалению. У нас они, по-моему, еще не в свободном доступе. Но это азбучные истины.

И вот этим принципиально отличается наше государство от Белоруссии. белорусов спасли европейцы. Они ввели сразу, как только появился Лукашенко, такие же жесткие санкции, что у членов правительства Белоруссии нет дворцов в Швейцарии, нет хором в Австрии и даже домов в Париже тоже нет. В Белоруссии нет людей, которые выступают публично и говорят, что если президент не передумает и не разрешит мне иметь недвижимость за рубежом, я уйду с должности вице-мэра второго по величине города страны. Нет там таких людей, нет у них имущества за границей в таких масштабах. А сейчас, когда каждая чебурашка, многие из наших чебурашек либеральных оказываются перед выбором между своими хоромами, которые находятся в развитых странах Запада, наверное, это моя гипотеза, потому что по-другому эту политику можно объяснить только стремлением к госперевороту, я не хочу никого ни в чем обвинять, - и им приходится выбирать между имуществом и инстинктом самосохранения. Потому что, если они устроят здесь революцию, то их съедят. У нас историю 1917 года все-таки учили значительно лучше, чем историю майданного Киева, и помнят ее хорошо. Но этих съедят, даже не убьют. А с другой стороны, если они будут развивать страну, то Запад на них серьезно обидится и отберет их имущество. А имущество свое, нажитое с большими рисками. Никому не хочется его отдавать. Вспомним Роттенберга, формально на 30 млн. что-то конфисковали. Да, формально это Роттенбергам не принадлежит, все понятно, все белые и пушистые. Но остальные-то боятся. Каждый-то про себя знает. У Роттенберга, может, это его, может – не его. А у меня-то есть.

Арасланов:

- В тему пришло сообщение: «В связи с санкциями народ вознадеялся, что экономика изменится в пользу России, но ничего не меняется. К тому же либералы уже говорят о возможном возвращении Кудрина. Чем это грозит?»

Делягин:

- Это грозит государственным переворотом, новым майданом. В области валютного регулирования нас уже вернули в 90-е годы. Потому что то, что устроила Набиуллина, это то, что было в 90-е годы, только тогда от бедности, а сейчас то ли от глупости, то ли из вредности, из стремления к либеральному саботажу. И сохранение либералов у социально-экономической власти, и тем более возврат Кудрина – это катастрофа. Вот если это случится, тогда, что называется, делайте ноги, товарищи.

Арасланов:

- Будем посмотреть, что называется. Спасибо вам большое.

Делягин:

- Но я зафиксирую, что тогда катастрофа станет неизбежной, если Кудрин вернется.

 

Поставьте свой рейтинг этой записи блога:
  • Бурлак
    Бурлак Пятница, 21 Ноябрь 2014

    «Россия должна платить за финансовую стабильность США».
    Дворкович.

  • Игорь
    Игорь Суббота, 22 Ноябрь 2014

    Ну а кто-же ещё?

Оставить комментарий

Гость Четверг, 23 Ноябрь 2017

Вы не авторизованы.

137785
Сегодня
Вчера
За неделю
Прш. неделя
За месяц
Прш. месяц
Всё время
10126
6830
36594
71808
65977
0
137785

Ваш IP: 54.145.124.143
Время сервера: 2017-11-23 20:36:36